logo ОДК-САТУРН

1943г. Комсомольцы в госпитале в ДК

[ закрыть ]
Загрузка... Загрузка... Пожалуйста, подождите
1943г. Комсомольцы в госпитале в ДК
Прямая ссылка на файл (если не запустился плеер или чтобы скачать)
***

НОВОСТИ

По рыбинской технологии

27.09.2012
«Рыбинская среда», № (9) 100, 2012 г.

Одна из своего рода «нейтральных территорий» города и авиадвигателестроительного завода – Учебный центр НПО «Сатурн». Он был создан для того, чтобы решить проблему подготовки квалифицированных рабочих кадров как для самого предприятия, так и для многих других производственных объектов и Рыбинска, и верхневолжского региона, и всей страны. Сегодняшний собеседник «Рыбинской среды» - начальник учебно-производственного участка Учебного центра НПО «Сатурн» Валентин Сергеевич Невредов.

«ПРИНАДЛЕЖУ К ПОКОЛЕНИЮ, КОТОРОЕ
ПРИХОДИЛО НА РАБОТУ В СЕМЬ УТРА»
 
- Скажите, Валентин Сергеевич, кому принадлежала идея создания учебного центра на Сатурне?
 
-  Это была идея руководителя предприятия. Мы тогда приступали к освоению двигателя Sam146, завод приобрёл большое количество высокопроизводительного и достаточно сложного оборудования, - японского, немецкого, итальянского, швейцарского, чешского -  на котором работать должны были умные и грамотные ребята. Когда мы приобретали первые такие станки, то направляли на завод-производитель наших наиболее опытных наладчиков для обучения работе на этом оборудовании. Мы рассчитывали, что они не только сами будут работать на  новых станках, но и научат других, чтобы работать в две-три смены. Но ожидаемого эффекта  не получили, не каждый наладчик может и хочет учить других. И тогда было принято решение создать свой учебный центр, чтобы обучать здесь людей с отрывом от производства – обучать работе на новом оборудовании.
Когда меня назначили руководителем учебного центра, его строительство было еще в стадии проектирования. Но мы сразу создали небольшой учебный участок, из работников НПО «Сатурн», набрали специалистов с хорошей квалификацией, с высшим образованием, способных передавать свой профессиональный опыт. Назвали их мастерами производственного обучения. Строительство продолжалось два года, а с момента открытия Учебного центра до сегодняшнего дня прошло уже два с половиной года.
 
- Кто преподает в центре? 
 
- Теоретический курс преподают работники НПО «Сатурн» и преподаватели нашего технического университета (РГАТУ),  а практическую часть – мастера производственного обучения. Дело в том, что, в основном, всё  станочное оборудование устроено идентично, различие в модификациях. В основном на заводе применяются станки с ПУ трех видов стоек: SINUMERIK, HEIDENHEIN, FANUC. Наши мастера долгое время работали наладчиками этого оборудования, хорошо знают этот парк станков. Некоторые обучались за рубежом. И, работая мастерами производственного обучения, они не учат работе на каком-то определенном станке, а преподают в целом систему обслуживания станков с таким типом программного управления. Их квалификация достаточно высока, и иногда случаются ситуации, когда им приходится обучать рабочего прямо в цехе на имеющемся там оборудовании.
- В момент открытия Учебного центра речь шла о том, что он будет неким ресурсным центром Объединенной Авиадвигательной корпорации (ОДК).  Эти намерения реализуются? Есть ли другие подобные центры в структуре ОДК?
 
- Нет, такого Учебного центра больше ни у кого нет. Мы объездили много предприятий, которые рекламируют обучение в учебных центрах. Однако большей частью это существует на бумаге. Учебно-производственные базы там, в лучшем случае, располагаются в цехах. Так что основой обучения становится лишь теоретическая подготовка. 
Что касается приказа ОДК о создании у нас ресурсного центра, он не сразу был воспринят адекватно другими предприятиями корпорации. Многие надеялись на свои учебные центры. Первыми к нам приехали за помощью сотрудники Ростовского оптико-механического завода. Мы обучили их работе на новом оборудовании, потом наши специалисты ездили в Ростов и еще две недели помогали там в наладке. Эффект был хорошим. Цена вопроса - сто тысяч рублей за обучение одного специалиста. Вслед за ростовчанами к нам приехали сотрудники ярославского «Автодизеля». Тогда одновременно ярославцы послали своих ребят учиться в подобные центры в Москву. Позднее сравнили качество обучения, и с тех пор «Автодизель» приезжает за опытом только к нам.  За это время с этого предприятия у нас прошли обучение человек тридцать. Приезжают к нам с Тутаевского моторного завода. Если брать географию страны, то ездят к нам из Самары, Санкт-Петербурга, Тюмени. Сегодня, например, приехали на обучение из Углича.  Ближайшие соседи, такие предприятия как «ВолгАэро», «Сатурн-Газовые турбины», тоже систематически присылают к нам людей на учебу.  Некоторые из них пытаются у себя создать учебные центры, но это проблема. Мало того, что нужно материально обеспечить процесс обучения, но ведь нужно еще и найти преподавателей. В этом, наверное, состоит самая большая сложность. Когда мы начинали здесь работать, то набрали из цехов лучших из лучших – умнейших людей, образованных, опытных, уважаемых. Но работать в качестве мастеров производственного обучения смогли не все.  Трудно было найти контакт с учениками, доступно и грамотно изложить и показать приемы работы.
 
- Тут, наверное, еще нужен педагогический талант.
 
- Вот именно. И это оказалось чуть ли не главным.   Ну, может быть, не талант, а какое-то представление о педагогике здесь необходимо. И мы проводили для наших мастеров специальный курс лекций по педагогике и психологии. И сейчас у нас очень хороший, устойчиво работающий коллектив, который добросовестно дает материал. У нас есть свои методики, направленные на творческий подход к обучению. Так, мы  с самого начала включили в обучение учеников основы программирования оборудования,  чтение и составление простейших управляющих программ, так что в процесс обучения он полностью себя оправдал. Ведь что такое программирование? Казалось бы, если речь идет о работе на станке-автомате, то весь процесс заключается в том, чтобы рабочий в нужное время нажал кнопку, а когда станок закончил обработку детали, рабочий снял ее и сдал на контроль. На самом деле, хороший оператор должен представлять себе, что именно он делает, и как эту операцию осуществляет станок, и, в принципе,  оператор должен уметь написать несложную программу, или разобраться в каком-то сбое программы самостоятельно.  Сначала наши ученики пишут такую программу на тренажерах, потом передают ее в шлюзовой компьютер, который, в свою очередь, делает программу доступной для станка в учебно-производственном участке. Потом ученик подходит к станку, вызывает написанную им программу и по ней обрабатывает ту или иную деталь. Такой подход к работе приносит каждому большое удовлетворение, и весь процесс обучения получает как бы дополнительный творческий импульс.  
 
- Ваш центр создан для того, чтобы удовлетворить потребности предприятий в квалифицированных рабочих кадрах. Скажите,  насколько способна сейчас работать на эти потребности система профтехобразования?  Существует ли она сегодня вообще?
 
- В городе она существует, но она не нацелена на получение серьезной специальности, а, скорее, на социализацию молодого человека. Профтехучилище сегодня это больше просто воспитательное учреждение. Знания там дают мизерные. Во всяком случае, когда речь идет о  подготовке по техническим профессиям.. Возможно, подготовить швею-мотористку или повара эти учреждения начального профессионального образования могут, но, к примеру, станочника широкого профиля, оператора станков с ЧПУ или токаря-универсала уже навряд ли.  У них нет для этого материальной базы. К сожалению, в стране существует не только нехватка квалифицированных токарей или фрезеровщиков. Точно так же не хватает профессионалов – каменщиков, автослесарей, электриков, плотников… Это всеобщая проблема. Рядом с нами есть авиационный колледж, в котором существует учебный комбинат. Его площадь - почти как производственная зона нашего Учебного центра.  Но на ней -  три десятка верстаков, где можно пилить напильником какие-то детали, десяток старых станков, и еще десяток – новых, китайских. Чему то обучать можно, но нет грамотных учителей. Была попытка объединить усилия, но неудачная. А что касается серьезных практических азов металлообработки, то их сегодня не может дать и вуз. Поэтому, например, выпускники РГАТУ, приходящие к нам на завод и желающие работать на станках с ЧПУ, проходят обучение у нас в Центре. А что на Западе – есть профтехучилища?
 
- Не знаю.
 
- Я бывал на некоторых заводах – в Швейцарии, Франции, Германии, Италии. Мои поездки были связаны с получением оборудования, но я интересовался, как они готовят квалифицированных рабочих. Так вот там, начиная со школы, сами предприятия набирают ребят – примерно возраста нашего пятого, шестого, седьмого класса – и учат их. В свободное от учебы время они приходят на предприятие, там есть мастер, который с ними занимается. Они постепенно многому там учатся. Получается, что процесс обучения занимает пять-шесть лет. Но, конечно, далеко не все из этой группы остаются работать на заводе. Из тридцати человек остаются, как правило, четыре – пять таких, которые подходят по всем параметрам и хотят здесь работать. Мы тоже попытались освоить у себя такую практику, набрали учеников 9-11 класса, занимались с ними три года. Часть из них пришла работать на завод, а часть – растворилась: кто-то ушел в армию служить, кто-то – учиться в вузы, а кто-то – работать на другие предприятия. Такого эффекта, как наши иностранные коллеги, мы не получили. 
 
- Валентин Сергеевич, скажите, откуда вы пришли в Учебный центр?
 
- С производства. После окончания института в 1972 году я поступил на завод в качестве сменного мастера, далее старший мастер, заместитель, начальник цеха. Более 25 лет – отработал в должности начальника 12-го корпуса. Затем несколько лет начальником 2 корпуса. На место начальника учебно-производственного участка Учебного центра я пришел с должности начальника Учебного центра, освободив дорогу молодежи НПО” Сатурн”.
 
- Откуда вы родом?
 
- Родом я из Архангельской области, поступил учиться в РАТИ, женился и остался в Рыбинске. И с Рыбинском я давно сроднился. Хотя каждый раз, когда возвращаешься сюда  из дальних поездок, у тебя появляется множество поводов для критики нашей рыбинской действительности.. Тем не менее, я знаю людей, кто уехал отсюда в крупные центры страны или за рубеж, и там работают, скучают по Рыбинску, с ностальгией вспоминают о нем. Я понимаю их, потому что когда уезжаю на более или менее продолжительное время, испытываю то же самое. Здесь мой дом,  здесь мой завод, которому я, можно сказать, отдал все свои силы… Я принадлежу к поколению, которое приходило на работу в семь утра, а уходило домой поздним вечером, а иногда и за полночь. Мы все вместе делали серьезное и важное дело, мы верили в строительство справедливого общества.  Мы пустили здесь корни, которые и сегодня остаются своего рода основой для дальнейшего роста завода и города. 
Я очень люблю здешнюю природу,  люблю бывать на даче – на берегу водохранилища. Буквально каждый приезд туда наполняет меня чувством прекрасного и гордости за свой край.
- Валентин Сергеевич, это правда, что у вас одна из самых больших коллекций живописных работ В.В. Трамзина?
 
- Нет, у меня есть несколько картин. Наши дачи находились по соседству, и с давних пор, уходя в отпуск, я иногда покупал у него одну картину. Приходил к нему в мастерскую и выбирал, в соответствии со своими финансовыми возможностями. Мой  интерес к искусству, по большому счету, начался с его творчества, с того, что Василий Васильевич рисовал те места, которые были хорошо мне знакомы. Я вешал его пейзаж дома на стену и часто зимой любовался теми местами, на которых отдыхаю летом, или той дорогой, по которой мы ходим… Осознание того, что это большой, настоящий художник, пришло ко мне позднее.  Картины Трамзина из моей небольшой коллекции опубликованы в недавно вышедшем альбоме, посвященном его творчеству.  Хочу отметить, что это издание – одно из самых значительных событий в жизни современного Рыбинска.
Записала Анна Романова


© ПАО "ОДК-Сатурн" 2006-2018 , Powered by SprinCMS 2.62