РЕЗЕРВНАЯ КОПИЯ САЙТА!

Вы можете ПЕРЕЙТИ на ОСНОВНУЮ версию сайта






Компания Пресса о компании

Сделали возможное и невозможное.

Пресса о компании 8.05.2007
РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН (Уфа), N086, 8.5.2007
В истории Уфимского моторостроительного объединения немало героических страниц.
В начале войны в Уфу стали прибывать эшелоны с эвакуированными предприятиями. Первыми 25 июля пришли вагоны из Ленинграда. Они доставили сюда два авиамоторных завода, которые были созданы всего за год до войны из небольших заводов: пишущих машин, патефонного, инструментального и ряда других.
В переоборудовании вновь прибывших предприятий для выпуска новой высококлассной продукции огромную роль сыграл Рыбинский моторный завод N 26, который уже до войны был за достигнутые успехи награжден орденом Ленина. Из Рыбинска в Уфу поступили техническая документация, узлы, детали моторов, прибыли ведущие специалисты, которые заняли руководящие посты на вновь организованном заводе.

 
В 1941 году Уфа пополнялась организациями и учреждениями, эвакуированными из разных городов. Приезжающих подселяли в уфимские семьи. Я был в числе приехавших из Ленинграда.
Строящийся в 20 километрах от Уфы, в Черниковске, комбайновый завод был также за год до войны реконструирован в авиамоторный по той же рыбинской документации. Было построено несколько производственных зданий, шло строительство больших корпусов.
В августе в Уфу прибыл назначенный директором объединенного завода Василий Петрович Баландин, сохранивший должность заместителя наркома авиационной промышленности СССР. Никто в Уфе не знал, что незадолго до этого он был в заключении как враг народа. Много лет спустя из книги воспоминаний знаменитого авиаконструктора А. Яковлева стало известно, что благодаря хлопотам его самого и заместителя наркома П. Дементьева Сталин освободил Баландина. Его сразу же отправили в Уфу. Василию Петровичу было тогда 37 лет. Высокий, плотный, красивый, он напоминал сказочного русского богатыря.
Под руководством Баландина объединенный завод быстро наладил работу. Из привезенных, а также изготовленных на новом месте узлов и деталей была собрана первая небольшая партия моторов.
А Рыбинск в это время тоже продолжал выпускать продукцию, нужную фронту. Руководство нашей страны, испытывая острую нужду в продукции 26-го завода, всячески затягивало его эвакуацию. Получилась любопытная ситуация: обе воюющие стороны были заинтересованы, чтобы завод находился на месте в рабочем состоянии. Немцы, зная, какую ценность он представляет, рассчитывали захватить его и сразу использовать. Накануне войны наши специалисты, и в их числе Баландин, посетили немецкие авиационные предприятия, а немецкие представители с ответным визитом побывали на наших заводах.
Только в октябре 1941-го, когда фронт приблизился к Москве и угроза захвата завода стала очевидной, был дан приказ об эвакуации. Подготовка к ней проводилась в условиях строгой секретности, в основном ночами. Для погрузки крупногабаритного оборудования разбирали стены корпусов. Погрузили все подчистую. Сняли даже батареи отопления. Из-за перегрузки железной дороги многие семьи отправили на баржах по Волге.
Эвакуация прошла в очень тяжелых условиях. Эшелоны задерживались подолгу на запасных железнодорожных путях: на фронт шли составы с Дальнего Востока. А баржи застряли: кончилась навигация, река замерзла. Люди вынуждены были добираться пешком до ближайшей станции. По пути следования эвакуированные нередко подвергались бомбежкам.
В Уфу завод прибыл в декабре. Не хватало производственных помещений, оборудование сгружалось на землю, в снег. Рабочих подселяли к городским жителям далеко от завода, а их семьи направлялись в сельские районы. В условиях суровой зимы шло строительство производственных корпусов.
В это время в Уфу прибыл крупный партийный деятель Семен Борисович Задионченко. Он стал первым секретарем обкома партии. Перед ним и директором объединенного завода Баландиным Сталин поставил задачу в считанные дни начать выпуск авиационных двигателей. В телеграмме было жестко сказано: "Сделать все возможное и невозможное".
Мне довелось видеть в эти дни Семена Борисовича. Ему было на вид лет тридцать. Лицо загорелое, одет в полувоенную форму. Двигался он стремительно, за ним едва поспевал молодой помощник. Решительный настрой Задионченко как-то привел к неординарной ситуации. У входа в заводской корпус вахтер потребовал у него пропуск. Не терпя задержек, Задионченко резко отреагировал: "Леня, примени оружие!". Конечно, Лене не пришлось выполнять этот эмоциональный приказ. Конфликт был улажен.
А вот как оперативно решал Семен Борисович труднейшие проблемы, встающие перед производственниками. Для литья деталей требовалась особая земля. В Рыбинск она поступала из Подмосковья. Где взять такую здесь? Боевой секретарь собрал в обкоме геологов и поставил перед ними задачу: кровь из носа - незамедлительно найти землю нужного химического состава вблизи Уфы. И геологи оказались на высоте. Нужный карьер нашелся в одном из районов республики, земля стала бесперебойно поступать на завод.
Но литейный цех продолжал сдерживать работу других цехов.
- Почему срываете график? - строго спросил Задионченко начальника цеха Виткова.
Тот ответил, что на работах по отливке крупных деталей не хватает крепких мужчин.
- Завтра явитесь в обком партии к девяти утра! - решительно отреагировал Семен Борисович.
С тревогой отправился начальник цеха в обком. В приемной первого секретаря среди ожидавших оказались прокурор, тюремные работники. "Не сейчас ли будет решена моя судьба?" - подумал Витков. Но все оказалось иначе.
- Сколько надо крепких мужиков? - спросил секретарь обкома.
Начальник цеха назвал солидное число. И тут же прокурор и работники тюрем получили задание отобрать и передать заводу нужное количество заключенных. Витков тоже участвовал в их отборе.
Сегодня многие тогдашние решения могут показаться жестокими. Но в нечеловеческих условиях военного времени, когда решалась судьба страны, они были необходимы.
Примеров активной помощи секретаря обкома директору завода в решении возникавших проблем множество. Очень скоро завод встал на ноги и стал выполнять задания. А директор каждый день отчитывался перед Москвой. Семена Борисовича тут же отозвали из Уфы и направили в Кемерово: требовалось наладить бесперебойное снабжение оборонных предприятий углем. О дальнейшей его судьбе мне рассказал бывший работник ЦК партии Иван Александрович Поразич, в войну руководивший парторганизацией завода. Задионченко работал в ЦК КПСС, выполняя ответственные поручения. Когда после войны Сталин развернул борьбу с космополитизмом, Задионченко, как и многие другие, подвергся незаслуженным гонениям. Его сняли с работы, и последние годы жизни были не самыми лучшими. Только при Брежневе Семену Борисовичу были возданы посмертные почести. Все центральные газеты опубликовали некролог, подписанный членами Политбюро, и разместили его портрет.
В. П. Баландин руководил заводом до самого Дня Победы. Он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, получил звание генерала.
Завод, давший фронту 97 тысяч авиационных двигателей, наградили орденом Ленина и орденом Красного Знамени. Тысячи заводчан за доблестный труд были удостоены орденов и медалей. Люди, трудившиеся в неимоверно трудных условиях, сделали для победы возможное и невозможное.
Автор - Илья ХАНИН, ветеран УМПО



[ АРХИВ ПРЕССЫ ]


ФОТОГАЛЕРЕЯ



Открытие после реконструкции столовой N12

[ Перейти в галерею... ]


СЕГОДНЯ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ



16 октября    - В ПАО «ОДК-Сатурн» состоялся День открытых дверей 16 октября 2017 года, Рыбинск. – В минувшую субб...
[ Подробнее... ]


ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

  • Последние новости - 19.10.2017
  • Свежая пресса о компании - 16.10.2017
  • Реализуем - 6.04.2015
  • Промышленные газовые турбины - 6.04.2015
  • Отчетная информация НПО "Сатурн" - 20.03.2015
  • Корпоративный журнал дивизиона «ДДГА» - 18.03.2015
  • Координаты - 11.03.2015
  • Опытно-конструкторская база - 11.03.2015
  • Б/у автотранспортная техника - 10.03.2015
  • Продукция - 4.03.2015
  • Корпоративная газета "Сатурн" - 26.02.2015
  • Powerjet - 19.02.2015













  • © ПАО "ОДК-Сатурн" 2006-2012 , Powered by SprinCMS 2.62