РЕЗЕРВНАЯ КОПИЯ САЙТА!

Вы можете ПЕРЕЙТИ на ОСНОВНУЮ версию сайта






Компания Пресса о компании

Тема недели: Двигателестроение.

Пресса о компании 1.10.2009
«Эксперт Волга» №36-37 (152) 28 сентября — 05 октября 2009
Изменение ментальности
Редакционная статья
Малые автономные теплоэлектростанции, идея внедрения которых в жилищно-коммунальное хозяйство страны сейчас активно продвигается структурами госкорпорации «Ростехнологии», в крупных городах России до сих пор воспринимаются как экзотика. Очевидно, они таковой там и останутся, учитывая наличие здесь больших ТЭЦ, разветвленной сети линий электропередачи и централизованного теплоснабжения. Созданием своей когенерации (электричество плюс тепло) здесь по-прежнему будут заниматься лишь промышленные предприятия, да и то с оглядкой на вкусные тарифные предложения, которые им все чаще делают энергокомпании, владеющие крупными городскими теплоэлектростанциями.

Иное дело — райцентры и городки, разбросанные по всей стране, отапливаемые старенькими котельными, связанными зачатком теплосистемы. Но замена их современными мини-ТЭЦ упирается даже не в отсутствие денег, а в ментальность управления жилищно-коммунальным хозяйством (ЖКХ) на муниципальном уровне. Неэффективное ЖКХ давно превратилось в источник дохода чиновников разного уровня. Больше расходов — больше денег на «распил». Причем этому способствует сама система финансирования ЖКХ, построенная по затратному принципу. Главное в этой системе — умение эффективно обосновать повышение затрат («выросли цены на энергоносители», «износились трубы», «нужно внедрить новую систему управления слесарями» и т.д). В этом, кстати, одна из причин срыва амбициозных планов «Энергомаша» по массовому строительству газотурбинных малых ТЭЦ. Он собирался не только строить эти станции в регионах, но и сам получать прибыль от их работы, тем самым фактически лишая муниципальных чиновников части их доходов.
Сейчас ситуация несколько изменилась. Тарифы на тепло по-прежнему будут неопределенно долго регулироваться государством, но тарифы на электроэнергию (через полтора года для промышленности и в 2014 году — для населения) уже окончательно уйдут в свободное плавание. А там выигрывает тот, у кого затраты на производство электричества ниже, чем у других. Во-вторых, структуры «Ростехнологий» предлагают муниципалитетам самим эксплуатировать и получать прибыль от построенных «оборонщиками» мини-ТЭЦ. Тем самым у части чиновников появляется возможность заработать и для бюджета, и для себя цивилизованным способом, заслужив попутно некоторую благодарность населения за более низкие по сравнению с соседями цены на электроэнергию и тепло. И в-третьих, вслед за назначением (по сути) глав регионов подобная участь, видимо, ждет и глав муниципалитетов. А с назначенного главы и спрос за энергоэффективность его территории будет другой.
Было бы наивно переоценивать роль этих факторов в управлении муниципальным жилищно-коммунальным хозяйством, но и сами «Ростехнологии», как весомая сегодня государственная структура, через дружественных ей губернаторов (а их немало) будет  продвигать идею мини-ТЭЦ на уровень муниципалитетов. 
Это сочетание экономических и административных методов вполне может привести к тому, что в тех местах, где они действительно экономически целесообразны, вместо старых муниципальных котельных появятся высокоэффективные источники выработки тепла и электричества.
Другое дело, что этот процесс изменения ментальности руководителей ЖКХ может растянуться на годы, так что «Ростехнологиям», если они всерьез озаботились развитием малой энергетики, более целесообразно, наверно, в ближайшее время обратить более пристальное внимание на другой сегмент рынка — нефтедобычу. Их станции прекрасно работают не только на природном, но и на попутном нефтяном газе (ПНГ), как минимум половину которого нефтяники по-прежнему сжигают в факелах. Но решения о 95−процентной утилизации ПНГ, которое федеральное правительство приняло еще в 2007 году, ни оно, ни кризис не отменяли. Так что если у части нефтяных компаний нет возможности сдать его на переработку, пусть хоть электричество из попутного нефтяного газа вырабатывают. Для этого тоже, правда, надо немного изменить менталитет. Но хороший пример перед глазами — двигателестроители тоже всю жизнь работали на оборонку, а сейчас своей основной задачей (и основным источником прибыли) считают создание энергетического оборудования и теплоэлектростанций малой и средней мощности.
 
Включили форсаж
Вадим Пономарев, редактор отдела промышленности журнала «Эксперт Волга».
 
Поволжские двигателестроители заявили о том, что готовы совершить переворот в коммунальной энергетике. Эти планы созвучны с намерениями федеральных властей по внедрению энергоэффективных технологий. Однако пока неясно, откуда возьмется столько денег на строительство мини-ТЭЦ по всей стране
 
В середине сентября в столице Ненецкого автономного округа — городе Нарьян-Маре, была запущена в промышленную эксплуатацию вторая очередь электростанции мощностью 18 МВт на природном газе. За сумму около 500 млн рублей на деньги округа ее построило дочернее предприятие двигателестроительного холдинга «Сатурн» (Рыбинск, Ярославская область) — «Сатурн-Газовые турбины» (СГТ). Событие по меркам страны, на первый взгляд, весьма небольшое. По меркам округа — огромное. Нарьян-Мар находится за Полярным кругом, и единственными источниками энергии для жителей округа являются автономные устаревшие украинские дизель-электростанции, топливо для которых доставляется за сотни километров «северным завозом». Электроэнергия при этом получается «безумно дорогой», по выражению заместителя главы администрации округа Юрия Тельтевского, а централизованное теплоснабжение отсутствует вовсе.
А несколько дней спустя президент Дмитрий Медведев поручил главе государственной корпорации «Ростехнологии» (в нее сейчас входят практически все двигателестроительные предприятия страны, в том числе и «Сатурн») Сергею Чемезову заняться внедрением энергоэффективных технологий в производстве и в жилищно-коммунальном хозяйстве. «Здесь надо использовать новые технологии, в ряде случаев не просто предлагать их потребителю, а внедрять железной рукой», — подчеркнул президент.
Оборонка поможет
В Санкт-Петербурге эту тему на заседании совета генеральных и главных конструкторов, ведущих ученых и специалистов в области высокотехнологичных секторов экономики продолжил вице-премьер федерального правительства Сергей Иванов, который курирует оборонку. Он выразил сожаление по поводу того, что за счет внедрения новых технологий и инноваций энергоемкость в стране снижается всего на 1% в год. «Нам потребуется как минимум лет 50, чтобы выйти на уровень, на котором находятся передовые страны сегодня», — сказал он, добавив, что энергоемкость российского ВВП сейчас в 2,5 раза выше среднемирового уровня и в 3,5 раза выше уровня развитых стран. При этом эффективность отопления в России в три раза ниже, чем, к примеру, в скандинавских странах. Потери в российской системе теплоснабжения достигают 50% от объема производства тепла. «По сути, жилищно-коммунальное хозяйство превратилось в черную дыру, в которой исчезают огромные энергоресурсы», — сказал вице-премьер.
Конечно, при желании эти заявления высших должностных лиц страны можно отнести к разряду популистских — о повышении энергоэффективности экономики, и в частности ЖКХ, федеральная власть с завидным постоянством говорит еще с советских времен. Однако, если сопоставить несколько событий, то можно с определенной долей уверенности говорить о том, что за счет оборонных технологий этот процесс может реально продвинуться дальше и привести, например, к тому, что в ближайшие десять-пятнадцать лет такие электростанции, как в Нарьян-Маре, могут десятками появиться в Поволжье, где царствуют большие ТЭЦ и централизованное теплоснабжение. Если, конечно, у потребителей будут деньги, чтобы их оплатить.
Незаполненная ниша
По данным ОДУ Средней Волги, доля тепловых электростанций небольшой установленной мощности (2−25 МВт), не входящих в крупные холдинги типа КЭС или «Татэнерго» и продающих электроэнергию на розничном рынке, составила в прошлом году 7,2% от выработки всех поволжских ТЭЦ. Это соответствует общероссийскому показателю – 7−9%. Спрос на электро¬энергию у нас исторически удовлетворялся большими электростанциями и единой национальной энергетической сетью, а спрос на тепло — опять же большими ТЭЦ и системой централизованного теплоснабжения от них. В промышленно же развитых государствах доля малой энергетики занимает 13−17% от общего объема выработки электроэнергии и тепла, а в некоторых европейских странах достигает 40%. И вызвано это тем, что во многих случаях гораздо выгоднее поставить мини-ТЭЦ, чем тянуть многокилометровые линии электропередачи и тепловые магистрали с крупных ТЭЦ. Кроме того, наиболее экономически эффективной является совместная выработка тепла и электроэнергии (когенерация) – коэффициент использования топлива здесь достигает 90%. В России же есть огромное количество старых муниципальных котельных, которые по-прежнему вырабатывают только тепло по стоимости, превышающей все разумные пределы (см.  график).
Решить эту задачку с помощью мини-ТЭЦ на основе газотурбинных технологий пытались многие. Наиболее амбициозные планы объявила известная группа предприятий «Энергомаш», контроль над которой в тот момент уже был установлен британской Energomash. С 2001 по 2015 год компания была намерена построить для внутреннего рынка России 1000 блоков газотурбинных тепловых электростанций электрической мощностью 9 МВт и тепловой — до 41 Гкал/ч, заняв до 5% рынка электроэнергии в регионах расположения своих малых ТЭЦ и до 50% — рынка тепловой энергии этих территорий. Однако за все это время группе удалось ввести в строй менее двух десятков станций, а весной нынешнего года она и вовсе была продана вместе с долгами российскому государственному концерну «Росатом».
Параллельно с Energomash эту нишу пытались освоить все отечественные предприятия, производящие авиационные газотурбинные двигатели, — в Самаре, Перми, Уфе, Казани и Рыбинске. Наибольшего успеха добился «Сатурн». За последние шесть лет рыбинскими двигателестроителями было построено около 100 малых теплоэлектростанций мощностью от 2 до 64 МВт в Москве, Рыбинске, Дорогобуже, Усинске, Нарьян-Маре, на нефтегазовых месторождениях. У других дела шли хуже. Характерный пример тех лет: самарский СНТК им. Кузнецова (конструкторский центр) боролся за тендер на поставку газотурбинной электростанции для белорусского города Лида со своим же партнером — самарским серийным заводом «Моторостроитель». Тендер СНТК, сбив цену до неприличия, выиграл, но контракт исполнить так и не смог, зато окончательно разругался как с одним своим смежником, так и с другим — Казанским моторостроительным производственным объединением.
Все закончилось тем, что по указу президента пермские, самарские и ярославские двигателестроительные заводы были объединены под эгидой госхолдинга «Оборонпром» в «Объединенную двигателестроительную корпорацию» (ОДК), а «дочка» «Сатурна» — «Сатурн-Газовые турбины» — была определена головным предприятием ОДК по выпуску энергетического оборудования и тепловых электростанций малой и средней мощности (см. «Работы хватит всем [1]»).
Точка сборки
Решение «Оборонпрома» сделать ставку на наземное использование газотурбинных двигателей стало неожиданностью для критиков процесса создания ОДК, уверенных в том, что корпорация сосредоточится исключительно на оборонке. «Рынок газоперекачивающих агрегатов и энергетических установок, созданных на базе газотурбинных двигателей, — это самая перспективная тематика с точки зрения бизнеса. Именно здесь мы видим основные заработки, основную прибыль, которую будем направлять на разработку новых двигателей», — пояснил позицию корпорации журналу «Эксперт Волга» Илья Федоров, заместитель генерального директора ОДК, управляющий директор НПО «Сатурн».
Это предприятие было создано в 2001 году путем слияния «Рыбинских моторов» и конструкторского бюро «Люлька-Сатурн». За это время «Сатурн», руководителем и бенефициаром которого до недавнего времени являлся Юрий Ласточкин, стал одним из основных производителей газотурбинных двигателей в России. В военной сфере НПО является ведущим разработчиком реактивных двигателей пятого поколения для авиации и газотурбинных установок для кораблей. С 2002 года компания освоила выпуск двигателей для стратегических крылатых ракет, которые раньше изготавливались только на Украине. В том же году «Сатурн» совместно с французской компанией Snecma выиграл конкурс на производство двигателей для бренда российской авиации — пассажирского самолета Sukhoi SuperJet (SSJ-100). Сейчас капитал «Сатурна» контролирует государство в лице ОПК «Оборонпром», а Юрий Ласточкин, который хотел создать частный двигателестроительный холдинг, баллотируется в мэры Рыбинска.
Особенность энергетических станций «Сатурна», построенных на основе оборонных технологий, в том, что они имеют более высокий коэффициент полезного действия — 30−39% (у большинства обычных станций — 20−28%), а с выработкой тепла — до 91%. Это приводит к тому, что себестоимость выработки ими электро¬энергии (при стоимости природного газа 1824 рубля за 1000 н/куб. м ) — 0,54 рубля, ГКал тепла — 350 рублей, что значительно ниже, чем стоимость этих энергоресурсов, вырабатываемых на «больших» станциях, и уж тем более — на муниципальных котельных (см. «Деньги надо тратить с умом [2]»).
При этом в электростанциях СГТ, по словам его гендиректора Игоря Юдина, используются только российские комплектующие (в создании одной электростанции принимают участие около ста отечественных поставщиков), и они практически всеядны — могут работать как на природном, так и на попутном нефтяном газе, синтез-газе, дизельном топливе, керосине.
Эти-то мини-ТЭЦ и предполагается использовать в строительстве, машиностроении и жилищно-коммунальном хозяйстве. По словам заместителя гендиректора «Оборонпрома» Дмитрия Петрова, «в стране 88 тысяч котельных. Из них четыре-восемь тысяч мы можем обеспечить другими видами генерации — там есть газ и возможность подключения генерирующего оборудования к сетям. И мы сможем в течение 10−15 лет эту программу выполнить, при условии упорного труда всех наших предприятий». Замена котельных на мини-ТЭЦ, как заявил журналу «Эксперт Волга» г-на Петров, позволит сэкономить в России до 9% условного топлива и в 1,5 — 2 раза поднимет КПД российских теплоэлектростанций по сравнению с имеющимися сейчас. Понятно, что такая позиция оборонщиков импонирует руководству страны, поэтому холдинг ожидает, что разработанную им программу федеральное правительство утвердит уже до конца этого года.
Завораживающие цифры
То, что госкорпорация «Ростехнологии» в лице «Оборонпрома», ОДК и «Сатурна» взялась за снижение энергоемкости промышленности и ЖКХ путем внедрения современных и экономичных мини-ТЭЦ — это, безусловно, хорошо. Но возникает закономерный вопрос. Если взять стоимость нарьян-марской электростанции и умножить ее на необходимое стране, по мнению г-на Петрова, количество станций, то получается, что на выполнение этой программы в течение 10−15 лет потребуется около 2 трл рублей. Сумма громадная и по докризисным временам. Часть этих денег, по мнению губернатора Ярославской области Сергея Вахрукова, активно лоббирующего этот проект, регионам может быть предоставлена самим государством на условиях частно-государственного партнерства — именно об этом он сейчас активно договаривается с федеральной властью и Внешэкономбанком, тем более что у ярославского губернатора перед глазами успешный пример работы ГТЭС-12 в Рыбинске, которую еще в 2002 году для своих целей построили «сатурновцы». Но в отношении других регионов ситуация сложнее.
Безусловно, рассчитывать на господдержку могут те регионы, где нет больших централизованных источников тепла и электроэнергии – север страны, Дальний Восток, изолированные системы Сибири. В отношении же густонаселенных районов, очевидно, будут приниматься разовые решения с учетом, прежде всего, перспектив развития крупных ТЭЦ, потому что главным фактором экономического развития территорий региональные элиты по-прежнему в большинстве случаев считают большую генерацию.
То же самое относится и к крупному бизнесу, который уже работает в энергетике. Для Поволжья это КЭС, объединяющий тепловую генерацию в 16 регионах Поволжья и Урала, и Газпром, снабжающий коммунальную сферу газом. Бизнес-модель КЭС ориентирована на ритейл – то есть получение прибыли со всей цепочки производства тепла и электроэнергии – от генерации до конечного потребителя. Причем энергохолдинг уже имеет в ряде регионов возможность комплексного снабжения потребителя коммунальными услугами. Но сейчас КЭС более выгодно повышать КПД своих больших ТЭЦ и брать в аренду или в собственность муниципальные котельные, нежели строить малые электростанции. То же самое и с газовым монополистом – у него есть желание работать и в большой энергетике, и в коммунальном хозяйстве, но реально он начнет двигаться во втором направлении не раньше, чем цена газа на внутреннем рынке будет соответствовать цене на внешнем – иначе овчинка, с точки зрения «национального достояния», не стоит выделки.
Получается, что в реализации программы «мини-ТЭЦ в России», помимо ОДК, более всего заинтересованы муниципалитеты. Дешевое тепло + дешевая электроэнергия + прибыль в бюджет от работы муниципальной электростанции. Что может быть лучше? Но, с одной стороны, бюджеты муниципалитетов изрядно «похудели», с другой, по мнению аналитика ИК «Финам» Дениса Круглова, замена существующих централизованных котельных зачастую не имеет под собой логического обоснования по экономическим соображениям. «Необходимая инфраструктура для обеспечения централизованной подачи энергии уже существует, и реконструкция существующих мощностей обойдется очевидно дешевле строительства нескольких малых станций», — заявил он «Эксперт Волге». Однако же, как подчеркнул в интервью «Эксперт Волге» глава ОДУ Средней Волги (филиал «Системного оператора», регулирующий энергопотоки в Поволжье) Искандер Аметов, ввод в эксплуатацию малых ТЭЦ повышает надежность и экономичность в тепло— и электроснабжении населения и промышленных предприятий. С их помощью быстро ликвидируются местные, небольшие дефициты в потребности электроэнергии и тепла. «Современные технологии позволяют за короткие сроки осуществлять монтаж и пуск небольших электростанций, использующих парогазовые циклы для получения электрической и тепловой энергии. Эти электростанции имеют хорошие эксплуатационные характеристики и КПД, значительно более высокий, чем у электростанций, работа которых основана на паровом цикле, в том числе и котельных», — считает г-н Аметов.
Спрос на мини-ТЭЦ со стороны муниципалитетов действительно есть, что подтверждает опыт и «Сатурна», и «Энергомаша». Другое дело, что, будучи частными структурами, они не имели таких административных рычагов, которых имеют структуры «Ростехнологии», главе которой – Сергею Чемезову, неделю назад было поручено «железной рукой» внедрить энергоэффективные технологии на производстве и в жилищно-коммунальном хозяйстве страны. Видимо, этот вариант как основной и будет использоваться при продвижении в промышленную и муниципальную среду газотурбинных теплоэлектростанций Объединенной двигателестроительной корпорации.
 
Дополнительный материал к статье «Включили форсаж»
Тратить с умом
 
Одним из основных источников финансирования программы малой генерации должны стать расходы муниципалитетов на жилищно-коммунальное хозяйство. По мнению губернатора Ярославской области Сергея Вахрукова, сейчас деньги на ЖКХ тратятся крайне неэффективно.
 
— Одной из основных частей программы повышения энергоэффективности Ярославской области является строительство до 2015 года двенадцати газотурбинных теплоэлектростанций производства «Сатурн-Газовые турбины» в разных муниципальных образованиях региона. Первые два этапа программы стоимостью 13,5 миллиарда рублей будут финансироваться на условиях частно-государственного партнерства с участием Внешэкономбанка — первичное согласие от ВЭБа на финансирование строительства двух электростанций в Рыбинске и Ярославле уже получено. В дальнейшем мы ожидаем, что в эту сферу обязательно пойдет частный бизнес, потому как энергетика, генерация электроэнергии и тепла является очень выгодным бизнесом.
Еще один источник — огромные деньги, которые сейчас тратятся на жилищно-коммунальное хозяйство в муниципалитетах. Сравните сами: себестоимость производства гигакалории тепла на станции «Сатурн-Газовые турбины» — 350 рублей. В соседнем Рыбинском районе Ярославской области тепловые станции производят тепло стоимостью от 900 рублей до 10 тысяч рублей за гигакалорию! Это соотношение говорит о том, что бюджеты муниципальных образований используются совершенно неэффективно и в огромных объемах тратятся вот на эти неэффективно работающие станции. Причем такая ситуация не только в Ярославской области, но и в России в целом. Чтобы исключить эти огромнейшие потери, деньги муниципалитетов в перспективе тоже должны быть использованы в качестве инвестиций на развитие подобной малой теплоэлектроэнергетики.
Сейчас мы дорабатываем все возможности, связанные с реализацией этого проекта в Ярославской области, и претендуем на то, чтобы сделать наш регион одним из пилотных в России по реализации федеральной программы развития энергоэффективности.
Она сегодня очевидно нужна. С одной стороны, она должна решить вопросы значительного и качественного изменения подходов к малой энергетике для сокращения расходов муниципалитетов на ЖКХ. С другой — производство в локальных муниципальных образованиях дешевой электрической энергии позволит значительно снизить себестоимость валового регионального продукта. А в интеграле – валового внутреннего продукта Российской Федерации.
 
Работы хватит всем
Вадим Пономарев, редактор отдела промышленности журнала «Эксперт Волга».
 
Рынок газоперекачивающих агрегатов и энергетических установок, созданных на базе газотурбинных двигателей, – очень перспективное направление, считает зам. генерального директора ОДК, управляющий директор НПО «Сатурн» Илья Федоров
 
— Вы неоднократно подчеркивали, что для успешного продвижения российских энергетических установок малой мощности на международный рынок вам нужен иностранный партнер. Зачем?
— Зарубежный партнер в любом случае нужен, чтобы двигаться на западный рынок. Мы сами туда не вползем. Только вместе с ними.
— Вам нужны их технологии или связи?
— Нужны связи. Именно по газотурбинным установкам нужны связи. Технологии у нас нормальные.
— Самарские двигателестроители, которые первыми вошли в ОДК, в свое время приспособили газотурбинный двигатель на железнодорожный локомотив. Что корпорация решила делать с этой разработкой?
— Нам сначала надо реструктурировать самарские предприятия. А потом мы должны понять, насколько это эффективно. Там много экзотики, но мало бизнеса. Надо понять, как эту экзотику совместить с бизнесом.
— А что в Самаре не экзотика?
— Компетенция самарских предприятий – стратегическое оружие: двигатели для Ту-95МС, Ту-22М3, ремонт и изготовление двигателя НК-32 для Ту-160. Вторая компетенция – это двигатели для российской космической программы, для обитаемой космонавтики. Все остальное необходимо изучать, оценивать эффективность.
— В том числе и энергетика?
— Энергетикой они занимались и будут заниматься, если мы говорим о двигателе НК-36. Но «пэкеджированием» будет заниматься «Сатурн».
— А пермские предприятия, которые сейчас тоже вошли в ОДК?
— По ним нет вопросов, они прекрасно работают. Чего им мешать? У нас конкуренции внутри корпорации просто не существует. Пермские предприятия всегда занимались и будут заниматься двигателями для аэропланов, которые будут летать в России. Во-первых, им нужно развивать ПС-90. И второе – дальнейшее развитие двигателя для нового самолета МС-21.
— В энергетику им тоже идти не надо…
— В энергетику пермские заводы идут с теми двигателями, которые у них есть, – на базе ПС-90 и «тридцатки». В отношении Перми, Самары и Рыбинска принцип один – каждый несет ту турбину, которую делает, в «Сатурн-Газовые турбины», и дальше уже СГТ занимается «пэкиджем», инжинирингом и представляет российскую газотурбинную энергетику как внутри страны, так и и на международном рынке.
— Но, кроме ваших предприятий, газоперекачивающие агрегаты и газотурбинные установки для энергетики делает Казанское моторостроительное производственное объединение, которое в ОДК не входит. Вы собираетесь выдавить его с рынка или поглотить его?
— Ни то, ни другое. Мы не планируем включать в состав Объединенной двигателестроительной корпорации казанское предприятие. Мы просто-напросто собираемся с ними совместно работать. В бизнесе надо договариваться, а не выдавливать партнеров.
— Они идут на договоренности с вами?
— Пока проблем не было.
— И что будет в итоге через три-четыре года?
— К этому времени «Сатурн-Газовые турбины» будут выпускать необходимое стране и заказчикам количество энергетического оборудования при участии известного иностранного партнера.

 Дополнительный материал
Тема недели. Двигателестроение (Эксперт Волга N36-37, 28.09.2009)  285 kb  



[ АРХИВ ПРЕССЫ ]


ФОТОГАЛЕРЕЯ



1928г. - первая испытательная станция

[ Перейти в галерею... ]


СЕГОДНЯ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

19 июля    - ОДК объединяет разработку и производство малоразмерных двигателей для БЛА Жуковский, 19 июля 2017 го...
[ Подробнее... ]


ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

  • Свежая пресса о компании - 15.08.2017
  • Последние новости - 2.08.2017
  • Реализуем - 6.04.2015
  • Промышленные газовые турбины - 6.04.2015
  • Отчетная информация НПО "Сатурн" - 20.03.2015
  • Корпоративный журнал дивизиона «ДДГА» - 18.03.2015
  • Координаты - 11.03.2015
  • Опытно-конструкторская база - 11.03.2015
  • Б/у автотранспортная техника - 10.03.2015
  • Продукция - 4.03.2015
  • Корпоративная газета "Сатурн" - 26.02.2015
  • Powerjet - 19.02.2015













  • © ПАО "ОДК-Сатурн" 2006-2012 , Powered by SprinCMS 2.62