РЕЗЕРВНАЯ КОПИЯ САЙТА!

Вы можете ПЕРЕЙТИ на ОСНОВНУЮ версию сайта






Компания Пресса о компании

По рыбинской технологии

Пресса о компании 27.03.2012
«РЫБИНСКАЯ СРЕДА», №3(94), март 2012

За те восемь лет, что существует «Рыбинская среда», наш читатель немало узнал об истории и культурном наследии города и всего Верхнего Поволжья. Вместе с нашими авторами мы старались исследовать исторические истоки современной городской жизни.
Новая рубрика позволит нам продолжить эту тему, но уже с акцентом на современную историю промышленного Рыбинска и его сердца – НПО «Сатурн»
Своеобразным эпиграфом к новой рубрике могла бы стать цитата из известной статьи профессиональный историк и Почетный гражданин РыбинскаЛюдмилы Марасиновой «Слово о любимом городе». «Мозг завода, его интеллект – огромное культурное богатство Рыбинска, - написала она.- Как и другое культурное наследие, его надо беречь и приумножать во имя созидания, гармонии и красоты. Сможет город и завод справиться с этим? – Ответит История».

С тех пор, как был задан этот вопрос, минуло двенадцать лет. Поиск возможного ответа стал темой интервью «Рыбинской среды» с Леонидом Ивановым, в многообразной деятельности которого сходятся и профессиональное исследование глубинной истории края, и непосредственное участие в строительстве будущего НПО «Сатурн», а значит и города Рыбинска. Директор по персоналу НПО «Сатурн», депутат Рыбинского муниципального совета, историк, участник Рыбинской археологической экспедиции, автор двух монографий и трех научно-популярных книг по истории края, Леонид Михайлович, легко перемещаясь мыслью в веках, постарался с позиции историка нового времени сформулировать ответ на вопрос Марасиновой.
 
СОХРАНИТЬ РЫБИНСКИЙ «КУЛЬТУРНЫЙ КОД»
 
- Думаю, что в той же статье самая важная фраза сказана чуть раньше: «В конце ХХ столетия Рыбинск вновь оказался  на перекрестке исторических дорог, и снова жизнь поставила перед лицом выбора: куда идти, с кем, из чего строить жизнь в будущем веке?
 Какое наследие будет помогать строить жизнь в будущем столетии? Все яснее определяются приоритеты: хранить природу, культуру и человека, …возрождать жизнь в соответствии с вечными законами природы и проверенными веками всечеловеческими ценностями». Конечно, мозг завода здесь едва ли не главный сегодня потенциал.
Важно понять, что в ХХI век мы вступили с четырьмя кластерами – взаимозависимыми группами предприятий, которые могут конкурировать и бороться между собой за рабочую силу и интеллектуальный потенциал. Самый древний из них -  мукомольный, восходящий к XVIII - XIX веку - тому времени, когда Рыбинск был транспортным центром, на нем заканчивалась большая Волга, и большие группы товаров, важнейшим их которых было зерно, перегружалась здесь, а рыбинская хлебная биржа была третьей в стране после двух столичных.  К этому кластеру примыкает второй – судостроение. В Рыбинске есть целых три верфи - «Вымпел», слип и судоверфь. Какой еще волжский город может похвастаться наличием трех верфей? – Только, пожалуй, Нижний Новгород. Большее количество их - лишь в Петербурге. (Для сравнения скажу, что в России всего есть 44 судостроительных завода, так вот три из них – в относительно небольшом городе Рыбинске).
Следующий по времени возникновения кластер связан с металлообработкой и машиностроением. Лидирующим в нем всегда было газотурбостроение. Cегодня это предприятия «Сатурн» и  «Сатурн – Газовые турбины». Связанj с «Сатурном» и возникновение «Русской механики». В этом же ряду – «ВолгАэро», ЗАО «Турборус», занимающееся морской тематикой, выделившийся из «Сатурна»  инструментальный завод «СатИЗ».
Последний по времени возникновения кластер, наиболее проблемный с точки зрения влияния всех кризисов, потрясавших Россию за последние 25 лет, - приборостроение.  В него входят РЗП, КБ «Луч» и «Старт». В него входил и завод «Магма», которого сегодня уже нет.
Ряд отраслей утратили российское значение. Так, предприятие «Рыбинскхлебопродукт» сегодня имеет лишь региональное значение, но не российское. В судостроении российские позиции тоже утрачены, хотя это произошло задолго до социальных катаклизмов – в связи с тем, что советское правительство в судостроении предпочитало опираться на северные верфи в Санкт-Петербурге, Североморске, и южные – в Николаеве. В Рыбинске верфи сохранились как большей частью ремонтные, сервисные предприятия.
А вот газотурбостроение у нас удивительным образом продемонстрировало незыблемость одной из библейских истин – «и последние станут первыми».  Кто в начале 90-х думал, что, среди крупных предприятий, занимавшихся военной авиацией, - таких, как Уфимское моторостроительное производственное объединение, Московский машиностроительный завод «Салют», «Пермские моторы» - в газотурбостроении всех опередит Рыбинский авиационный завод, который всегда считался рядовым серийным предприятием? Кто мог подумать, что впереди всех встанет РКБМ, которое всегда считалось так называемым конструкторским бюро научно-технического задела? Но именно эта низкая позиция удивительным образом сформировала потенциал для рывка вперед. Те самые «мозги», оказавшись в тяжелых условиях существования, сумели найти себе совершенно новое применение, органично впитав иные конструкторские школы и взгляды, обрести новый смысл. В 1997-1998 годах КБ объединилось с серийным заводом, начавшим терять традиционные заказы на серийный двигатель для гражданских и военно-транспортных российских самолетов. Да, сегодня у нас самолеты заказывает то Китай, то какие-то другие страны, но в тех, прежних условиях мы имели лишь ремонт и единичные новые машины. Все это укрепило нас самым серьезным образом. В процессе этой работы была сформирована новая – интегральная -  рыбинская конструкторская школа.
Еще один парадокс новой истории города: рыбинский вуз, никогда не считавшийся элитным, сегодня имеет статус университета. Это произошло в силу того, что в 1990-2000 годы было сформировано соглашение о сотрудничестве между ним и заводом, предполагавшее создание образовательного комплекса из колледжа и вуза. А также была сформирована программа сотрудничества, был сформирован спрос на молодые, свежие «мозги» и рабочие руки. Это тоже было как раз прямое влияние на характер и структуру современной городской среды, оказанное заводом.
Что касается культурного влияния, то полагаю, оно связано, в частности, с присутствием у нас французов, работающих на «Сатурне» по программе разработки двигателя SaM146.  По количеству постоянно живущих французов Рыбинск едва ли не третий в стране город после Москвы и Санкт-Петербурга. Это интересное явление для города, подтолкнувшее, по моим наблюдениям, интерес к изучению иностранного языка. Мы поддерживаем этот интерес на предприятии, поскольку для нас это насущно необходимо. К тому же в Рыбинске время от времени проходят культурно-просветительские мероприятия, связанные с растущим интересом к Франции. Это и праздник французского кино, и день Франции….
 
- Скажите, Леонид Михайлович, как, на ваш взгляд, выглядит город, если смотреть на него изнутри НПО «Сатурн»?  Так ли значительны для заводчанина те события, которые горожанину, не связанному с «Сатурном», иногда представляются глобальными: идет ли речь о выходе в свет какой-то долгожданной книги, о выдающейся выставке или общегородском празднике? Оправданна ли распространенная точка зрения, что город и «Сатурн» - это две параллельные реальности?
 
-  В Рыбинске существует своего рода культурный феномен, вызванный тем, что работа на «Сатурне» связана с режимностью предприятия. На интернет-форумах молодежи иногда рассуждают о заводе как о чем-то тоталитарном: «У вас на «Сатурне» не всегда и выйдешь с завода по необходимости, и не всякий мобильник внесешь, на стандартную технику нужно выписывать специальные разрешения…».  Между тем, в реальной жизни взаимодействие «Сатурна» с культурной средой Рыбинска происходило и происходит постоянно. Так, клубный комплекс «Авиатор», который был построен именно моторостроителями в 30-е годы, сегодня является одной из самых популярных концертных площадок региона, принимал и принимает у себя звезд первой величины, и «Сатурн», пока позволяло налоговое законодательство, поддерживал эти мероприятия. Если помните, у нас на предприятии действовал своего рода соцпакет, действие которого распространялось не только на питание, но и на услуги КК «Авиатор». Сейчас все это в прошлом, однако, по-прежнему многие массовые мероприятия «Сатурна» проходят в «Авиаторе», и для всех заводчан это родная площадка, к тому же шаговая доступность имеет для нас большое значение.
Сказать, что моторостроители «заперты внутри забора», и что их не интересует ничего,  кроме работы и зарплаты, было бы неверно. Сам феномен Центра лыжного спорта «Демино» был бы невозможен без тысяч заводчан - волонтеров, которые работали на проведении каждого этапа Кубка мира. И до сих пор моторостроители остаются самыми активными участниками и зрителями всех спортивных мероприятий в Демино. Так что никакое это не «параллельное существование», - такого просто не может быть. В силу многих причин.
Одна из них, кстати, состоит в том, что предприятие наше находится в центре города. Так получилось. Причем, сегодня завод со стороны проспекта Ленина не воспринимается, как раньше,  тяжелой для взгляда промзоной. Отсюда видна ухоженная часть заводского пейзажа с покрашенными корпусами, с современным забором, с новым зданием заводоуправления. Мы – часть города. Здесь не возникает чувства окраины. Этого ощущения «Сатурн» не вызывает ни у горожан, ни у заводчан, ни у гостей города. Кстати, другое дело – в Уфе, где УМПО – отдельный микрорайон, и в Самаре, где авиационный завод сильно удален от города.  Схожие с Рыбинском в этом смысле позиции лишь в Перми, где центральная улица города – Комсомольский проспект – упирается в центральные проходные «Пермских моторов».  Правда, основной комплекс заводских зданий там уходит в некую «микрорайонную» структуру. А у нас завод расположен вдоль центральной улицы и, кроме того, жилищная программа «Сатурна» в недавние годы сильно преобразила значительную часть этой городской магистрали. Ведь вспомните, что было на месте нынешних зданий, которые одни называют «красными шапочками», другие именуют «ласточкиным гнездом» по фамилии инициатора строительства. Там было ДСК! Та самая  промзона. Теперь здесь – элитная недвижимость. То есть, по сути,  завод завершил строительство и благоустройство центральной улицы города.
- Действительно, всё это произошло за последние 12 лет, когда Марасиновой уже с нами не было.
- Да, но когда Марасинова писала эту статью о городе и заводе, у нее перед глазами был пример Скомороховой горы. Теперь уже мало кто помнит, что Скоморохова гора была районом частной застройки между железной дорогой и заводской промплощадкой. Мы сегодня еще видим небольшой остаток того, что было, - рядом с автомобильным мостом на улице Фурманова, и городским властям вместе с «Сатурном» еще предстоит решить судьбу этой территории. Так вот, в начале 80-х Дерунов принял уникальное решение – строить свой, заводской микрорайон. Он пишет об этом в своих мемуарах, и поясняет, что заставило его так поступить: когда завод строил свои дома в традиционных спальных районах, - например, на улицах Кулибина или 9 Мая, - люди, получавшие там квартиры, со временем переходили работать на приборостроительный завод.  Тогда возникла идея строить жилье в шаговой доступности – идея Скомороховой горы.   Было достигнуто соглашение с городскими властями о том, что завод берет на себя «выбивание» лимитов на стройматериалы, создание собственной строительной базы,  но часть квартир используется для расселения ликвидируемого частного сектора. Всё это помогло кардинально решить жилищную проблему и для завода, и для города, а также это было верное решение кадровой проблемы для завода. 
Поэтому то, что за недавнее десятилетие завод достроил проспект Ленина, было лишь продолжением давней практики моторостроителей. Конечно, в этот раз масштаб строительства соответствовал другому времени и другим задачам.  Последнее вручение ключей от новых квартир мы провели летом 2011 года, и среди тех, кто их получил, были рыбинцы - моторостроители в третьем и четвертом поколении.
 
- Леонид Михайлович, поясните, что такое программа подготовки кадров для НПО «Сатурн» и как она влияет на развитие города.
 
- Это очень интересный момент.  Мы на заводе прекрасно понимаем, что сотрудник, в подготовку которого мы вложили средства, в любой момент может покинуть предприятие. Более того, мы знаем, что  в среде работодателей машиностроительного профиля стаж работы на «Сатурне» - некая визитная карточка, бренд хорошо подготовленного специалиста. И очень много людей, прошедших заводскую школу, получивших здесь квалификацию рабочего, технолога, инженера, - смогли реализовать себя в других местах. Ведь авиационная промышленная культура подразумевает определенную точность по отношению к чертежу, способность к созданию технологий. Всё это не обязательно воспроизводить где-то на более простом производстве, но человек, прошедший эту школу, без труда справляется с поставленными там задачами.
За последние пять лет через Учебный центр «Сатурна» прошло несколько сотен человек. В силу разных обстоятельств две сотни ушли. Но мы знаем, что практически все выпускники центра, получившие здесь разряд, смогли найти свое место в рыбинской промышленности или   за пределами Рыбинска.  Сейчас, в условиях роста объема заказов, конечно, у нас главное правило – беречь людей. Но при этом мы говорим и другим предприятиям: если вам нужны квалифицированные специалисты, приходите к нам в Учебный Центр, мы поможем вам их подготовить. Пока этим воспользовались лишь предприятия ОДК и некоторые предприятия Ярославской области – «Автодизель», Тутаевский моторный завод, Ростовский оптико-механический завод. Из рыбинских предприятий пока не направляли никого, кроме представителей наших дочерних компаний.
 
- Скажите, каковы сегодня взаимоотношения НПО «Сатурн» с РГАТУ?
 
- Они строятся сегодня на основе давнего соглашения, которое мы планируем в этом году перезаключить. Это важная тема, потому что, как известно, в Рыбинске, как и во всей стране, за последние пять лет количество выпускников школ сократилось более чем в полтора раза. По сути, подразделения предприятия работают сегодня с пятнадцатью школами города. Мы надеемся, что в ближайшее время мы сможем увеличить это количество, потому что для нас это очень важно. Почему? – Всё очень просто. Как сегодня человек может стать авиационным конструктором? – Прежде всего, он должен сдать ЕГЭ по физике. Без этого РГАТУ его не примет.  Так вот для того, чтобы решить проблему конструкторов и технологов завтра, сегодня мы должны думать о том, как наши дети учат физику. Нравится ли им черчение? Легко ли дается им математика? 
В прошлом году мы выступили инициаторами ярмарки инновационных образовательных проектов, потому что мы хотели посмотреть – чем занимаются сегодняшние учителя и рыбинские школы? Безусловно, хорошо, когда занимаются компьютерами, иностранным языком… Но знания компьютера без знания физики недостаточны для того, чтобы стать грамотным инженером, конструктором. Поэтому мы хотим поддерживать работу этой ярмарки и дальше – чтобы формировать своего рода социальный заказ  на образовательные продукты, популяризирующие точные науки. И всё дело в том, что вовсе не обязательно, что выиграем в результате мы.  В Рыбинске сегодня есть ряд предприятий близкого к нам профиля. Получается, что мы работаем для всех.
 
- Леонид Михайлович, я хотела бы задать вам также вопрос о книгах, издание которых связано непосредственно с нашей газетой. В январе в «Библиотеке «Рыбинской среды» вышли в свет «Очерки по истории Рыбной слободы» Галины Левиной, в настоящее время в издательстве «Медиарост» выходит в свет книга Адольфа Павлова «Уфимские страницы». Как вы оцениваете эти события?
 
-  Да, я читал все эти публикации, предшествовавшие выходу книг. Уникальность Рыбинска в том, что сохранилась до настоящего времени в устной традиции вот эта память о годах эвакуации завода в годы Великой Отечественной войны. Адольф Константинович, пока был жив, собрал множество воспоминаний. Ему помог и наш Совет ветеранов предприятия, в который входит десять тысяч моторостроителей. – Ветераны помогали организовывать встречи с участниками эвакуации. Память об эвакуации – наш мостик в летопись событий страны, причастность к большой истории, доказательство огромной силы воли и трудолюбия рыбинцев. До сих пор в Уфе есть такая шутка, что там живут люди трех национальностей: башкиры, русские и рыбинцы. Эта шутка, впрочем, связана с определенным культурным явлением. Мне довелось в начале сентября 2011 года быть в Уфе на фестивале бардовской песни, организованном Уфимским производственным моторостроительным объединением.  Там я увидел, что слово «Рыбинск» там воспринимают по-особому. Это имя там – не чужое. Причем, даже для молодого поколения. Что такое Рыбинск, и что такое эвакуированный 70 лет назад в Уфу 26-й павловский завод - там знают все.
Память об этом хранится там, кстати, и в заводском музее, конечно не столь современном как у нас. И все, кто поступает на работу в УМПО, проходят не только инструктаж, но и экскурсию в заводском музее.  Это, думаю, достойный опыт. Хотя уфимский музей принял отличную от нашей концепцию, и экспозиция там рассказывает не столько о заводе, сколько об эпохе.  Наш музей, хоть и находится на территории предприятия, тоже открыт для всех желающих, и мы ежегодно водим туда, в частности, до тысячи школьников.  Сотрудник пресс-службы Александр Воронков, а до него Григорий Шапиро,  рассказывает, как история продукции завода связана с историей страны, и что сегодня, живя в нашем небольшом, в общем-то, городе, можно участвовать в этой большой  истории. Разве сегодня SaM146 или изделие 117С не стали частью современной истории? Стали. – В том числе, частью истории выживания, преодоления, сохранения в не самых простых условиях промышленного потенциала и тех самых «мозгов». Вот почему так важны и «Уфимские страницы». – Они помогают сохранению особого рыбинского «культурного кода».  К тому же «Сатурн» сам продолжает традиционную издательскую деятельность, пресс-служба компании выпускает до трех книг ежегодно по истории и современным реалиям Объединения.
Что касается «Очерков по истории Рыбной слободы», в этой книге для меня важна часть, посвященная XVIII веку. У нас часто весь XVIII век сводят к визиту Екатерины II и превращению Рыбной Слободы в уездный город Рыбной, который называли просто Рыбна. В книге Галины Левиной, возможно, впервые показывается, что у этого века была своя длинная история, и обретение уездного статуса было закономерным ее финалом. Почему говорю об уезде, а не о городе? Потому что, как историк, считаю, что Рыбная Слобода была городом и в XVII веке – по сути, начиная с грамот воеводе Языкову. Ведь жители слободы уже тогда были приравнены к статусу посадских, то есть городских. Так что предыстория города гораздо больше, и она началась задолго даже до известного 1504 года, и в такой точке зрения с нами были солидарны и великий краевед Алексей Алексеевич Золотарев, и Людмила Михайловна Марасинова, видевшая тесную взаимосвязь между центром удельной княжеской волости Усть-Шексной и Рыбной Слободой.
Записала Анна Романова



[ АРХИВ ПРЕССЫ ]


ФОТОГАЛЕРЕЯ



Традиционный конкурс Лучший молодой работник (2013)

[ Перейти в галерею... ]


СЕГОДНЯ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ



6 декабря    - Cотрудникам ПАО «ОДК-Сатурн» Дмитрий Рогозин вручил государственные награды 06 декабря 2017 года, Ры...
[ Подробнее... ]


ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

  • Свежая пресса о компании - 6.12.2017
  • Последние новости - 6.12.2017
  • Реализуем - 6.04.2015
  • Промышленные газовые турбины - 6.04.2015
  • Отчетная информация НПО "Сатурн" - 20.03.2015
  • Корпоративный журнал дивизиона «ДДГА» - 18.03.2015
  • Координаты - 11.03.2015
  • Опытно-конструкторская база - 11.03.2015
  • Б/у автотранспортная техника - 10.03.2015
  • Продукция - 4.03.2015
  • Корпоративная газета "Сатурн" - 26.02.2015
  • Powerjet - 19.02.2015













  • © ПАО "ОДК-Сатурн" 2006-2012 , Powered by SprinCMS 2.62